"Страх пропал, осталась только ярость": украинец рассказал о жизни в оккупации и бегстве с Херсонщины. Фото

4 минуты
13,2 т.
'Страх пропал, осталась только ярость': украинец рассказал о жизни в оккупации и бегстве с Херсонщины. Фото

Алексей планировал побег из оккупированной части Херсонщины несколько месяцев. Он перечитал сотни сообщений от тех людей, кому это удалось, подчистил телефон, собрал группу из женщин, детей и одного ветерана АТО/ООС и двинулся вперед.

Видео дня

Историю украинца с российскими корнями, который с первых дней войны сопротивлялся захватчикам и делал все возможное для победы, напечатали в SkyNews. Сам же мужчина до сих пор считает, что спастись ему вместе с пассажирами помогло чудо.

Алексей – фермер из Херсона. Оккупанты вошли в его деревню практически сразу после вторжения. Жители его общины оказались в затруднительном положении, ведь чувствовалась сильная нехватка продуктов и медикаментов.

Алексей вывез из оккупированной Херсонщины своих знакомых.

Тогда мужчина решил использовать свое происхождение и профессию для того, чтобы помочь односельчанам. Он удачно сыграл роль пожилого фермера, чтобы добраться до оккупированного областного центра, где еще была возможность найти необходимое продовольствие и лекарства.

Он подчистил свой телефон, удалил соцсети, фотографии и запросы в поисковике, загрузил на флешку русскую музыку, положил с собой лицензию на трактор и лопату и ездил между находившимися под контролем РФ населенными пунктами.

Впоследствии он начал собирать данные о размещении кремлевских войск и передавать их ВСУ. Но когда местные силы сопротивления ликвидировали часть солдат РФ, в деревне начались обыски.

Во двор Алексея въехала бронированная машина оккупантов. Они искали оружие и, к счастью, ничего не нашли. Но это окончательно убедило фермера, что нужно ехать на подконтрольную Украине территорию.

" Я испытывал огромный страх, животный страх за свою жизнь, семью, друзей и соседей", – вспоминает мужчина.

Но это не остановило его партизанскую деятельность. Однажды, когда Алексей заметил, что моральный дух его знакомых сильно упал, он пошел на риск.

"Я очень громко включил "Ой у лузі червона калина" и открыл дверь, чтобы люди вокруг могли это услышать. Мои соседи этого не ожидали, потому что это был опасный шаг, если бы русские услышали. Но это сработало, это подняло дух соседей", – рассказал он.

В конце мая жить в деревне стало практически невыносимо. Тогда Алексей вместе с женой решились покинуть дом. Одна из их сотрудниц пришла к ним и стала просить, чтобы они взяли с собой ее детей и мужа-ветерана АТО/ООС. Для фермера это был очень рискованный шаг, но, в конце концов, он на него пошел.

В машине Алексея ехало 11 человек.

"Было безумием брать еще одного мужчину и двоих детей. Мы долго разговаривали; я не знал, как сказать, что у меня нет места в машине. Мы начали обсуждать, что делать, если его арестовали на контрольно-пропускном пункте. Она плакала, попросив спасти детей и отвезти их к родственникам.Я до сих пор не могу забыть эти рыдания... В общем, я понял, что мы все пойдем вместе, в ад с вещами, мы как-нибудь поместимся", – рассказал Алексей.

Таким образом, в одной машине должны были ехать 11 человек, куча сумок и кот Отис.

Кот Отис.

"Мы подъехали к Васильевке в 15:00. Там была очередь, и мы были 73-м. Были сформированы группы по 10 автомобилей, и вы должны записать имя, пол и год рождения каждого", – вспомнил фермер.

Под палящим солнцем им пришлось стоять несколько часов. Ветерана АТО/ООС проверяли несколько раз. оккупанты не знали, что перед ними стоит украинский военный и, к счастью, у него не было никаких татуировок, которые бы на это указывали. Поэтому они смогли прорваться через все блокпосты.

Но впереди была линия фронта и река с разбитым мостом. Несколько машин пытались переехать по насыпной грунтовой дороге, но шел сильный дождь и машины застряли.

В этот момент начались обстрелы. Но рядом оказались пожарный автомобиль и два военных трактора ВСУ. Они вытащили гражданских и помогли им добраться до Запорожья. Здесь они уже были в полной безопасности.

Детский сад в Запорожье, в котором принимали внутренне перемещенные лица.

Сейчас Алексей с женой живут у родственников, а их пассажиры уехали на западную Украину и в Одессу. Фермер продолжил помогать перевозить лекарства и продукты в Херсон. " Я давно преодолел свой страх. У меня осталась только ярость ", – подитоживает он.

Алексей с супругой остались у родственников.

Как сообщал OBOZREVATEL ранее, партизанское движение в Херсонской области набирает все больших оборотов. Силы сопротивления уничтожают коллаборантов, распространяют проукраинские листовки и даже развешивают билборды с предупреждениями для оккупантов.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!