УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

4 минуты
218,4 т.
У армии Путина осталась 'форточка возможностей', началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

Российская оккупационная армия пытается использовать не окно, а "форточку" возможностей на самом горячем направлении на линии фронта – Авдеевском. После захода в Очеретино враг успел расширить плацдарм, но времени на то, чтобы еще больше улучшить свои позиции, почти не осталось. Ведь западные боеприпасы и военная техника скоро поступят украинским защитникам.

Тот факт, что Силам обороны удалось заблокировать вражеские подразделения в Красногоровке, расположенной к югу от Очеретино, может свидетельствовать о начале стабилизации фронта. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал директор военных программ Центра Разумкова, военный эксперт Николай Сунгуровский.

– В военной разведке Великобритании предположили, что Россия могла модернизировать свои ракеты Х-101. Возможно, у этих ракет уже есть вторая боеголовка. Именно такими ракетами 8 мая была атакована Украина. Допускаете ли вы, что такая модификация действительно могла быть? Если да, насколько это плохая новость для нас?

– На самом деле средства противовоздушной обороны и воздушного нападения всегда остаются в приоритете. Постоянно происходит соревнование: кто первый превзойдет противника по техническим характеристикам такого вооружения и таких средств, кто первый получит новые возможности. Такова динамика, здесь ничего не поделаешь.

То, что Россия способна модернизировать свои вооружения, в частности ракеты, является следствием того, что эта страна, несмотря на многочисленные санкции, не полностью изолирована от поставок необходимых ей компонентов. Без таких компонентов любая модернизация была бы невозможна.

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

Что касается собственных российских разработок… В большинстве случаев они скопированы с западных образцов. Помните, как Путин в одной из речей говорил, мол, пусть Запад продолжает совершенствовать свою технику, свое оружие, внедряет новые научно-исследовательские разработки, а мы у них потом их "цап-царап" – и они будут нашими (на форуме "Россия зовет", состоявшемся 20 ноября 2019 года, Путин заявил: "Мы подождем, пока американцы истратят деньги на новые технологии, а потом – цап-царап". – Ред.).

Именно на базе таких "цап-царапных" технологий и происходит развитие российской техники.

Поэтому мы должны отслеживать, что происходит, руководствуясь данными нашей разведки и разведок стран-партнеров. Надо всегда знать, что имеет враг, какие средства он применяет против нас, какую тактику, и, соответственно, искать средства противодействия.

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

– Итак, враг пытается постоянно совершенствовать свое вооружение, и это вполне понятно. А как насчет наших возможностей? Соответствует ли отечественный ВПК этим вызовам? Имеет ли "противоядие" от новейших разработок противника, в частности против модернизированной Х-101?

– Если такие разработки и есть, то о них вам никто не скажет. И дай бог, чтобы враг о них не знал, потому что в таком случае это уже не борьба, а игра в поддавки.

Конечно, такой поиск продолжается. Но мы находимся в том состоянии, что говорить о полноценном восстановлении нашего ВПК не приходится, особенно в условиях, когда, как утверждает ряд экспертов, в Украине разрушено более 50% объектов энергетики. Эти объекты обеспечивают работу ВПК. Речь идет не об образцах кустарной сборки, а о серийном производстве. Такие производства практически являются основными потребителями электроэнергии. Следовательно, без достаточного обеспечения электроэнергией эффективно развивать этот сектор не получится.

Конечно, есть другие варианты. Например, вынос наших предприятий за границу, налаживание сотрудничества, создание совместных военных предприятий. Но об этом тоже никто не говорит, и это совершенно оправданно. Это ведь должно быть сюрпризом для врага.

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

– В ОСГ "Хортица" сообщили о том, что штурмовые группы оккупанта прорвались в населенный пункт Красногоровка, расположенный к югу от Очеретино. Но Силы обороны заблокировали противника на территории завода, а также отрезали вражеские группы от снабжения боекомплектом. Считаете ли вы, что это первый признак того, что начался процесс стабилизации фронта? Или одного примера все же недостаточно для того, чтобы делать такие выводы?

– Пока это не стабилизация фронта, а только начало стабилизации. Этот процесс будет происходить по мере поступления обещанных нам снарядов и техники. И это будет происходить не в течение часов или нескольких дней.

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

Фактически о стабилизации фронта можно будет говорить тогда, когда поступление вооружений приведет к увеличению возможностей наших Вооруженных сил. Ведь возможности – это не только наличие техники, но и умение владеть ею, наличие подготовленного личного состава.

Само по себе вооружение не дает никаких преимуществ, это просто железо. Им нужно уметь пользоваться. Но постепенно этот процесс идет. Мы обязательно увидим это по тому, что будет происходить на фронте.

У армии Путина осталась "форточка возможностей", началась стабилизация фронта. Интервью с Сунгуровским

– Последний вопрос – о ситуации на Авдеевском направлении. Мы видим, что враг после прорыва в Очеретино расширил плацдарм. По вашим оценкам, можно ли ожидать остановки продвижения врага? Известно ли вам о состоянии оборонительных фортификаций?

– К сожалению, я не владею такой информацией. Но если посмотреть на происходящее со стороны врага, то можно сделать вывод, что он пытается использовать даже не окно возможностей, а оставшуюся в этом окне форточку возможностей.

То есть он пытается использовать момент до поступления западного оружия и до приобретения Силами обороны возможностей, о которых я говорил. То есть пока наши защитники не смогут дать надлежащий отпор попыткам противника расширять плацдармы и создавать новые направления прорыва. Сейчас все происходит очень динамично.