Военный эксперт Мельник: для победы есть два условия, "Рамштайн-3" имел закрытую часть. Интервью

3 минуты
38,5 т.
Военный эксперт Мельник: для победы есть два условия, 'Рамштайн-3' имел закрытую часть. Интервью

Новый пакет военной помощи Украине, озвученный по итогам встречи руководителей оборонных ведомств стран-союзников Украины "Рамштайн-3", недостаточен для того, чтобы в войне России против Украины наступил перелом. Впрочем, наверняка не все достигнутые договоренности стали публичными, и потому можно надеяться, что объем реальной помощи больше.

Есть два условия для победы Украины в этой войне: сначала – достижение паритета с армией врага, затем – достижение преимущества, которое позволит перейти в контрнаступление. Но конкретные сроки зависят от очень многих факторов.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал со-директор программ внешней политики, координатор международных проектов Центра Разумкова, военный эксперт Алексей Мельник.

Видео дня

По итогам встречи "Рамштайн-3" появилась информация о том, какие договоренности были достигнуты, какие вооружения может получить Украина. По вашим оценкам, достаточно ли там этого вооружения, чтобы наступил перелом в этой войне?

– Ответ однозначен: нет. И это постоянно подчеркивается и нашими руководителями государства, и военными. Военной помощи недостаточно. Речь идет о том, что те объемы помощи, которые планируют поставлять Украине в определенные сроки, не отвечают потребностям, которые есть на фронте, которые появятся в ближайшее время и которые необходимы для того, чтобы наступил переломный момент.

Если смотреть конкретно по странам, участвовавшим в "Рамштайне-3", кто оказывает очень мало помощи и кто мог бы оказать больше? Вы могли бы назвать эти страны?

– Я не думаю, что этот вопрос корректен. Чтобы ответить на него, нужно очень глубоко разбираться в ситуации не только относительно политики или той позиции, которую занимает та или иная страна, но также относительно реальных возможностей или наличия такого вооружения и возможности передать его Украине, не нанеся серьезного ущерба собственной обороноспособности или союзническим обязательствам. Трудно просто судить по тому, что, например, в какой-нибудь стране есть сто танков, а они не дают Украине ни одного.

В то же время следует понимать, что есть определенные страны, которые, очевидно, занимают осторожную позицию. В первую очередь, Венгрия. Но можно сказать, что это большой комплекс вопросов, почему та или иная страна дает меньше или больше.

У нас есть информация о 155-мм орудиях, ракетных артиллерийских системах повышенной мобильности HIMARS, противокорабельных ракетах Harpoons, ударных вертолетах, артиллерии, реактивных системах залпового огня (РСЗО), которые получит Украина. Что из перечисленного наиболее важно для ВСУ?

– Все перечисленное важно. Но еще нужно много чего. Если говорить об итогах "Рамштайна-3", то из сообщений, которые были по результатам встречи, мое внимание больше всего привлекла фраза в Twitter министра обороны Резникова – "и еще кое-что". Думаю, в этом кроется сущность тех наиболее важных позиций, о которых нельзя и не нужно говорить. И, может быть, совсем не нужно объявлять об этом публично. Есть надежда на то, что часть этих договоренностей осталась вне публичного пространства.

В одном из последних интервью министр Резников заявил, что Украина имеет цель – освободить абсолютно все оккупированные территории, включая Крым и Донбасс. Но эта цель имеет несколько этапов. Первый – выход на границы по состоянию на 24 февраля, второй – обсуждение с партнерами путей освобождения ранее оккупированных территорий. При каких условиях мы можем достичь первой и второй цели? Главное условие – это исключительно наличие вооружения или какие-либо политические аспекты?

– Прежде всего, приятно слышать обнадеживающие заявления министра обороны, потому что он является одним из тех, кто владеет ситуацией лучше всех. Что касается условий, то это сначала достижение паритета с противником, прежде всего, в средствах огневого поражения, а затем преимущества – не только количественного, но и качественного, которое позволило бы Украине не только остановить наступление врага, но и перейти в контрнаступление.

Но говорить о каких-то сроках очень сложно. Кроме того, что Украина вместе с партнерами проводит большую работу для того, чтобы переломить ход войны, наш противник также учится на собственных ошибках, запускает внутри России то скрытую, то явную мобилизацию. Наращивает производство боеприпасов, вооружений, производит расконсервацию находившихся на хранении вооружений.

Следовательно, это зависит не только от того, как будет действовать Украина. Это будет во многом зависеть также от того, насколько противник сможет перегруппировать, нарастить силы. Кроме борьбы вооружений идет еще и борьба стратегий. Есть очень много факторов, которые влияют.

Если говорить о факторе времени, то здесь также позиция довольно неоднозначна. При том, что, по оценкам разных источников, Россия значительно истощила свой наступательный потенциал, все равно ее ресурс чрезвычайно велик. Также истощается и потенциал Украины, в частности, человеческий. Поэтому сейчас очень трудно выставлять какие-либо временные рамки.