Жданов: Россию хотят лишить ядерной кнопки, для этого ВСУ должны разгромить армию Путина. Интервью

6 минут
99,2 т.
Жданов: Россию хотят лишить ядерной кнопки, для этого ВСУ должны разгромить армию Путина. Интервью

Страну-террориста Россию и ее главу Владимира Путина можно было давно и успешно остановить, если бы Запад просто "задушил" РФ санкциями. Но партнеры Украины поставили перед собой цель полного разгрома армии Путина на украинском фронте. Это неизбежно приведет к смене режима в РФ, а с новым руководством страны будут говорить с позиции силы. В частности, будут принуждать отказаться от ядерного статуса. И вариантов не согласиться на это предложения просто не будет.

Видео дня

Украинской армии в этой игре отведена главная роль. Ее снабжают вооружениями, необходимыми для доведения этой истории до конца. Так, по итогам "Рамштайна-8" нашей стране предоставлен беспрецедентный по масштабам пакет помощи, необходимый для перевооружения армии. Тем не менее решающая битва этой войны еще впереди. Прогноз о том, как будут развиваться события на поле боя, можно будет строить только после того, как станет понятен исход противостояния ВСУ 200-тысячной армии мобилизованных российских оккупантов. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Олег Жданов.

– Можно ли сказать, что "Рамштайн-8" в чем-то не оправдал ожиданий Украины?

– Нет. Наоборот, я считаю, что восьмой "Рамштайн", наверное, был самым урожайным за все время проведения конференций в таком формате.

– Но все же продолжается история с немецкими танками Leopard-2. С чем вы связываете такую позицию Германии?

– История с Leopard-2 – это личная позиция Олафа Шольца. Ее никто не может объяснить, пока он сам ее не объяснит. Эта ситуация может продолжаться бесконечно долго.

Кстати, как я понимаю, чтобы не вызвать международный скандал, министр иностранных дел Германии Анналена Бербок заявила, что эта страна даст разрешение на передачу танков Leopard-2 от стран-партнеров Украине. То есть они понимают, какой международный резонанс это может вызвать.

Вы знаете, что Германия является лидером в плане финансовой и гуманитарной помощи Украине. Но позиция Шольца убивает имидж Германии на международной арене, просто умножает его на ноль.

Да, мы столкнулись с такой одной проблемой. Но мы просили 300 танков и на сегодняшний день получили практически 170. 40 французских колесных танков, скажем так, гаубицы на колесах, и 134 танка. То есть с танками дефицита нет. Плюс Кипр заявил, что готов передать нам 80 машин, но для этого надо, чтобы Греция поставила им Leopard-2, а Греции – чтобы поставила Германия. Там целая логистическая цепочка. Но ведь поставки Leopard-2 в Грецию из Германии – не проблема, это просто выполнение контракта заводом-производителем.

Да, хотелось бы иметь танков больше, проблема есть, но это не катастрофа. Объемы нынешних поставок несравнимы ни с чем.

– То есть фактически Украине предоставлено мощное наступательное вооружение?

– В принципе да. Но я бы просто сказал, что мы получили огромный пакет для перевооружения и оснащения наших Вооруженных сил.

– Но мы понимаем, что речь идет о современном вооружении, которое необходимо осваивать. Сколько времени потребуется на освоение танков? Могут ли они, условно, завтра оказаться на фронте?

– Я не вижу там чего-то нового для нас. Новые для нас там только британские Challenger-2. Что касается остального из этого списка, то думаю, освоение этой техники будет произведено в кратчайшие сроки. Подготовка экипажей может занять до месяца. Мы уже показывали примеры быстрого освоения техники. Те же гаубицы PzH 2000. Немцы пророчили нам, что надо учиться 11 месяцев, а мы за месяц-полтора все освоили, наши экипажи сдали зачет и вместе с самоходками прибыли в Украину. То же самое, думаю, будет и здесь. Тем более, что мы базу Leopard-1 уже эксплуатируем. Ведь Gepard сделаны на базе Leopard-1.

У нас есть свои инструкторы, мы готовим механиков на Leopard-1. Не думаю, что Leopard-2 отличается от них кардинально. Так что это не проблема. Месяц можно взять на подготовку экипажей.

Но что касается британских Challenger-2, то, думаю, они могут приехать вместе с экипажами. Потому что наши военнослужащие на постоянной основе проходят подготовку в Великобритании.

– Таким образом, мы можем ожидать, что украинская армия существенно усилит свои наступательные возможности уже в ближайший месяц? Можем ли мы прогнозировать еще одно масштабное контрнаступление украинской армии?

– Я бы вообще пока не использовал в нашем лексиконе слова "наступательные возможности". Мы всегда бежим впереди паровоза, а потом нас ждет разочарование или обман ожиданий.

Я бы сказал так: сейчас мы очень хорошо усиливаем боевые возможности Вооруженных сил. Надо отталкиваться от реалий. Наша самая главная задача на сегодня – подготовка к оборонительной операции от возможной попытки российских войск возобновить наступательную операцию.

Сейчас мы готовимся обороняться. А задачей оборонной операции у нас будет нанесение максимального ущерба российским войскам с целью последующего перехода в контрнаступление. На первое место надо ставить не наступление, а оборону. Если Путин в конечном итоге соберется с силами и сможет выставить 200-тысячную армию, нам надо будет не просто остановить ее, а разгромить. И тогда мы будем говорить о контрнаступлении.

– Считаете ли вы, что сегодня Путин ставит какую-то конкретную военную цель на этот год? Или он действует исходя из ситуации, его цели постоянно меняются?

– Он действует, исходя из ситуации. Он пытается текущую ситуацию натянуть на свою стратегическую цель. У него есть стратегическая цель ликвидации Украины как государства, ликвидации нас как нации, потому что они считают, что мы такие же русские, как и они, только немножко заблудившиеся и запутавшиеся в истории.

Но понимая ограниченности своих военных возможностей, он выбрал военный, а не дипломатический путь. Он корректирует свои амбиции и пытается их максимально подтянуть к реалиям сегодняшнего дня.

Пока что они остановились на минимуме – Донецкая и Луганская области, плюс удержание части Запорожской и Херсонской областей для пробития сухопутного коридора в Крым, для обеспечения энергетикой этих районов и подачи воды в Крым.

Но стратегическая цель никуда не исчезла. Если вторая волна мобилизации будет успешной и Путин соберет полмиллиона, то думаю, что тогда разговоры об осенней наступательной кампании Путина будут иметь под собой основания.

– Но мы ведь рассчитывали на то, что война закончится весной, в крайнем случае, летом, а вы говорите о планах Путина на осень. То есть все не так однозначно?

– Конечно. Но для того, чтобы остановиться на прогнозах нашего главного разведчика, генерала Буданова про лето текущего года, нам надо успешно провести операцию по разгрому этой 200-тысячной группировки российских войск, которую они собрали для возобновления наступления. Это будет показательное сражение, которое даст нам возможность делать прогнозы на 2023 год.

Я привел пример того, что все прогнозы относительны – осень 2023-го, весна 2024-го… До весны 2024-го еще очень далеко, тем более, что там должны быть выборы – и в России, и в Украине, и в США. Кстати, это тоже одна из причин того, почему Путин не спешит объявлять военное положение – потому что выборы ему все-таки нужны. Это подтверждение его легитимности.

А про осень давайте будем говорить весной.

– Мы видим два возможных пути остановки Путина в его агрессии. Это сугубо военный, который реализуется благодаря колоссальной помощи Запада путем насыщения нашей армии современными вооружениями. Тем не менее иногда мы забываем о том, что Путину продолжают поступать нефтедоллары, газовые доллары за счет продажи энергоресурсов в Китай, в Индию. Что, на ваш взгляд, быстрее остановит Путина: еще большее насыщение украинской армии современным вооружением или прекращение потока валютной выручки?

– Более эффективным и более гуманным способом, конечно, было бы задушить Россию санкциями, что Запад может сделать. Но, к сожалению, Запад выбрал военный путь. Им нужен военный разгром России, чтобы выбить ее с мировой арены.

Думаю, еще одна немаловажная цель, которая пока публично не озвучивается – это либо лишить Россию ядерного оружия, либо взять его под жесткий контроль. Потому что если этого не сделать, то будет как в притче о птице-фениксе: Россия возродится из пепла, снова станет на военные рельсы, снова будет угрожать всем следующей войной и пытаться за счет ядерной дубинки вернуться в геополитику.

К сожалению, именно такой путь предначертан нашими партнерами. Хотя действительно, можно было бы поступить с Россией как с Ираном – заморозить выплаты за энергоносители. Тогда они сдулись бы намного быстрее. Но сегодня нам приходится противостоять им.

– Уточнение по поводу превращения России в безъядерную державу или установления контроля над ее ядерным потенциалом. Действительно есть такая реальная возможность?

– Конечно, есть. Что сегодня делает Запад, в частности, Соединенные Штаты? Они дают возможность Путину выставить на поле боя весь военный потенциал, который есть в РФ. Перед нами стоит задача выжить, добиться восстановления суверенитета и территориальной целостности нашей страны, и для этого нам надо разгромить этот военный потенциал.

Если мы разгромим военный потенциал России, Путин остается у разбитого корыта. И защищаться ему будет уже нечем. Путин лично не переживет такое поражение. Скорее всего, это будет и военным, и политическим поражением – его и все его окружение отстранят от власти.

Понимая, что у них больше нет возможности защищаться, естественно, они пойдут на переговорный процесс. Естественно, эти переговоры со стороны Запада будут с позиции силы. Условия на них будет диктовать Запад. Одним из условий снятия санкций с России они могут выставить условие передачи ядерного вооружения под контроль МАГАТЭ с его последующим вывозом и утилизацией.