"Это не сон... так выглядит ад...": история украинцев, оказавшихся в блокадном Мариуполе

4 минуты
25,3 т.
'Это не сон... так выглядит ад...': история украинцев, оказавшихся в блокадном Мариуполе

С конца февраля Мариуполь находится в осаде. В городе нет света, газа, отопления, мобильной связи, еды и воды. Из-за постоянных обстрелов российской армии десятки тысяч мирных жителей оказались запертыми в подвалах и погребах. Все это время украинцы за пределами Мариуполя не знают о судьбе своих близких.

Видео дня

До 2014 года Инна и Николай жили в Донецке. Пара вместе с маленькой дочерью тогда только переехали в новую квартиру и развивали собственный бизнес, связанный с фотографией. Но в один день их жизни изменила война. После начала российской агрессии семья была вынуждена бросить все и под обстрелами ехать к родителям – в Мариуполь. И спустя восемь лет история повторилась, но гораздо в больших масштабах.

OBOZREVATEL публикует монологи Инны и Николая, которые они отправляли своим родным после эвакуации из осажденного города. Эти письма дают возможность понять масштаб катастрофы, сложившейся в Мариуполе, и страданий, которые пережили люди, оставшиеся там.

Инна

Этот страх я запомню на всю жизнь... Месяц без воды и еды, мины в огороде. Возле моего дома стояли два танка и стреляли – от вибрации дом "сложился". В Донецке в 2014-м такого не было. Стреляли, но не так, был свет, газ, вода, даже интернет, магазины работали. А сейчас в 100 раз хуже.

Первое время брали воду в колодце, но бегать приходилось далеко и под снарядами. Бежала туда как сумасшедшая, боялась остановиться. Потом возвращалась к соседке и грела воду – только у нее в доме была печь. Теперь я знаю, как сажу отмыть без воды. Мы почувствовали на себе, как живут бездомные...

Потом в огород упал снаряд, в тот момент мы на костре грели воду с Сергеем и Колей. В ушах зазвенело, у Коли до сих пор голова болит и звенит в ушах. Я ничего не понимала, но надо было готовить кушать...

Мы могли еще неделю жить на "закатках" (консервации), но дом сыпался, каждый день кусок отпадал. Потом потолок на нас упал – как в замедленной съемке. На обоях держался. Крыша прыгала, стены ходили. Опасно стало оставаться.

Люди обезумели, из-за голода "выносили" магазины. Питьевой воды в городе не было – в центре в фонтане скапливалась водичка, мы мочили платочки и высасывали воду. Люди постоянно находились в подвалах, и как назло мороз не спадал. При температуре -8 градусов приходилось спать на одной кровати всем вместе – так теплее было. Благо, что на центральном рынке в разрушенном магазине я "смародерила" всем по теплой куртке.

Иногда в центре раздавали еду – в очереди нужно было простоять часов 12. Но и дойти до нее из нашего дома было практически невозможно из-за постоянных обстрелов.

Люди выходили на улицу, ставили два кирпича, разжигали огонь и готовили. Конечно, если было что готовить. В частном секторе русские специально бомбили по колодцам. Мародеры залазили в дома в тот момент, когда хозяева с детьми пытались собрать хоть какие-то теплые вещи.

Дом недалеко от нас взорвали авиабомбой, людей засыпало в подвале – только маленькой девочке удалось выбраться. Соседи целые сутки пытались разобрать завалы, но живыми откопать удалось только двух человек.

Людей хоронили на улицах ставили кресты прямо в центре города. В первый день войны в Мариуполе погибло около 1500 человек.

Дорога на левый берег была полностью разбита. К эвакуационным автобусам пришлось идти пешком, прямо под обстрелами. По пути видели сожженный транспорт, внутри сидели люди и разводили костры, чтобы нагреть воду. В разбомбленных многоэтажках на верхних этажах, на проводах висели трупы.

На сегодняшний день продолжаются бомбовые удары, хотя город уже сровняли с землей. Эвакуироваться очень тяжело, поэтому люди пытаются уйти пешком... У моего брата была машина, ему удалось вывезти свою семью и родителей. Но на блокпосту русские отобрали у всех телефоны с фотографиями войны.

Все это время малая постоянно кричала в истерике. Сейчас я почти ничего не вижу, во время обстрела по глазам дало. Но теперь мы находимся в безопасности, и у меня осталось самое главное – моя семья!

Николай

Родители и дедушка Николая тоже жили в Мариуполе. В их дом попал снаряд, в результате чего семья оказалась под завалами. Долгое время о них ничего не было известно, волонтеры не могли достать людей. Даже в момент отъезда из города Николай не знал, живы ли его родные.

Пока была связь, мы созванивались – они были живы. Но потом связь пропала... Смогли найти соседа, который эвакуировался, он говорит: похоже, дедушку никто не забрал...

Это не сон... так выглядит ад... У меня внутри все разрывается от этого, но стараюсь все в себе гасить, чтоб не вносить панику. У меня все-таки еще дочь и жена рядом – нужно как-то выживать и начинать все сначала. Но меня это не пугает. В 2014 году мы поехали в Мариуполь в одних шлепках и шортах. Пугает только потеря родных... и боль всех мирных жителей...

Я винил себя, что не мог забрать родителей хотя бы из их района. Но это физически было невозможно – город перекрыли на секторы, шли бомбардировки и городские бои. В район дедушки с конца февраля перестали пропускать, мост был разрушен.

Ну в любом случае я не теряю надежду на чудо, стараюсь прийти в себя и поддерживать своих барышень.

Гуманитарная катастрофа в Мариуполе

13 марта власти Мариуполя сообщили, что в результате российских обстрелов в городе погибли 2187 мирных жителей, уничтожено 90% зданий. Однако мэр Вадим Бойченко в интервью журналистам отметил, что "эта цифра уже гораздо больше" – речь идет о тысячах убитых. Согласно примерным оценкам, к 27 марта в осажденном городе погибли почти пять тысяч человек, среди них около 210 детей.

Президент Владимир Зеленский 23 марта заявил, что в Мариуполе "в нечеловеческих условиях, в полной блокаде, без еды, без воды, без лекарств и под постоянными обстрелами" остаются 100 тысяч человек. По словам же Бойченко, в осаде находятся 160 тысяч украинцев.

Единственный способ покинуть город – гуманитарные коридоры. Но оккупанты постоянно обстреливают людей, которые пытаются выехать. И не дают доставить нуждающимся гуманитарную помощь. К тому же, российские военные насильно вывозят украинцев на территорию РФ. Так произошло и с героями этого материала...

Нам нужна ваша поддержка – помогите OBOZREVATEL благотворительным взносом. Читайте только проверенную информацию у нас в Telegram канале. Не ведитесь на фейки!Нам нужна ваша поддержка – помогите OBOZREVATEL благотворительным взносом. Читайте только проверенную информацию у нас в Telegram канале. Не ведитесь на фейки!

Обращение