Генерал Романенко: РФ пытается взять ВСУ в котел в районе Соледара, но у Генштаба есть план. Интервью

5 минут
183,5 т.
Генерал Романенко: РФ пытается взять ВСУ в котел в районе Соледара, но у Генштаба есть план. Интервью

Ожесточенные бои за Соледар связаны с тем, что российской оккупационной армии не удалось взять Бахмут "в лоб" – теперь враг пытается создать "оперативный охват" украинских Сил обороны, окружить их, взять в котел и заставить выйти из региона, отдав Бахмут, как это было с оккупированным Лисичанском. Но у Генштаба ВСУ уже есть план по переброске на этот участок фронта дополнительных резервов. Украинская армия удержит Соледар, а значит, попытка окружения в районе Бахмута будет провалена.

Видео дня

В то же время наиболее активный период войны ожидается с наступлением весны. Его исход будет зависеть от того, насколько к нему подготовятся обе стороны – оккупант и украинская армия. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– Советник Офиса президента Михаил Подоляк предположил, что при условии освобождения Донбасса и Запорожской области оккупант может принять решение о выходе из Крыма. Возможен ли такой сценарий?

– Действительно возможен. Но в военной доктрине РФ говорится о том, что в таком случае россияне могут поднять вопрос о применении оружия массового поражения. Это явный проигрыш в войне, и чтобы не допустить этого, Кремль может решиться та такой шаг. Звучат и такие оценки.

Но если бы у украинской армии сейчас были необходимые возможности действовать на севере Луганской области, на Запорожском направлении, в направлении Мелитополя, у врага были бы очень серьезные проблемы с обороной. Но на это нужны большие силы.

Конечно, это очень важно и существенно, что западные партнеры предоставляют Украине боевые бронированные машины, но их количество в 6-7 раз меньше того, сколько запрашивал генерал Залужный на освобождение захваченных украинских территорий с начала вторжения 24 февраля. И это только по боевым машинам. Танков вообще нет. Гаубицы есть, но 50, а он просил 300. То есть в шесть раз меньше.

– Получается, что, как бы ни развивались события, украинская армия все равно будет освобождать оккупированные территории. И рано или поздно в любом случае встанет вопрос о том, что Россия окончательно проигрывает эту войну, а значит, снова актуализируется вопрос применения ядерного оружия?

– Есть и такой сценарий. Поэтому руководство западных стран старается не допускать явной и быстрой победы Украины в этой войне, регулируя процесс за счет поставок вооружений. И это мы наблюдаем.

Важно то, что уже согласовано предоставление нам боевых бронированных машин. Они обеспечивают наступательные действия. Но передавать их будут после 8-недельного обучения, то есть через два месяца.

Поэтому с наступлением весны возможны дальнейшие активные действия. И здесь главный вопрос – кто быстрее из сторон подготовится в этих условиях.

– Журналист Юрий Бутусов, который сейчас находится на передовой, сообщил, что еще с 27 декабря и по сей день российские войска настойчиво штурмуют Соледар. Почему для них так важен этот населенный пункт?

– В любом случае главная цель российской армии – это Бахмут. Но захватить его в лоб не получается, и они это поняли. Армия России несет большие потери. Поэтому Пригожин перекинул силы из-под Бахмута и других наименее актуальных, на их взгляд, участков фронта в район Соледара.

Это примерно та же история, что и с взятием Северодонецка и Лисичанска. Северодонецк брали долго, с большими потерями, но все-таки захватили. Но, имея такой опыт, решили не брать Лисичанск в лоб, потому что там были определенные проблемы. В частности, потому, что город расположен на возвышенности. Оккупанты применили тактику оперативного охвата. Наши силы, чтобы не оказаться в окружении, были вынуждены отойти.

Поэтому и с Бахмутом используют ту же модель. Поскольку не получается взять город в лоб, с севера и с юга осуществляется попытка оперативного охвата.

Почему так важен Бахмут? С военной точки зрения он имеет большое значение, поскольку здесь есть важная дорожная развязка. Если захватить Бахмут, это даст перспективу идти на Часов Яр, на Славянск и Краматорск.

Западные аналитики называют и другие, не военные причины. В том числе факт, что в Соледаре имеются залежи соли и гипса в масштабах мирового уровня. А Бахмут – это шахты, уголь. То есть помимо военной и военно-политической, есть еще и экономическая подоплека.

– Каков ваш прогноз? Как будут развиваться события на этом самом горячем участке фронта?

– С учетом того, что туда прибыл командующий Сухопутными войсками ВСУ генерал Сырский, он решает вопрос о переброске на это направление резервов, вооружений, техники и личного состава. Поэтому есть перспектива того, что нам удастся устоять как в направлении Соледара, так и Бахмута. Если мы удержим Соледар, враг не сможет реализовать и другой вариант захвата того же Бахмута путем его окружения.

– В TheNewYorkTimes заявили о том, что якобы в Украине разрабатывают "убийцы танков" – осколочные гранаты будут устанавливать на дроны китайского производства. Знаете ли вы об этом? Какие новые разработки может представить украинский ВПК в ближайшее время?

– Осколочные гранаты против танка? Это какой-то нереальный вариант. Я не понимаю такого рода вооружений.

Но я знаю, что в ноябре прошлого года "Укроборонпром" совместно с Министерством обороны объявил, что на вооружение армии принято пять типов беспилотных летательных аппаратов. Это, с одной стороны, говорит об очень многом.

С другой стороны, когда исследовалось, чем наносились удары по военным аэродромам в тылу России с самолетами дальней авиации, в Энгельсе, то говорилось о том, что "Укроборонпром" проводит испытания дронов, которые могут действовать на дальность от 1000 километров и более. Это тоже важно, существенно. Это серьезное оружие.

– Последний вопрос – по поводу морального духа армии оккупанта. Генштаб сообщил о том, что на Запорожском направлении с целью пресечь панику среди солдат-оккупантов росгвардия фактически казнила шесть военных, которые призывали сдаться в плен ВСУ. По вашим оценкам, насколько это важный фактор – паника в стане врага? Может ли она привести к ситуации, когда солдаты отказываются выполнять приказы командиров и будут бежать с поля боя?

– Главный критерий здесь – количество солдат, которые поддались панике. Если это единичные случаи – это один вариант. Но это не единичные случаи. Чтобы пресечь факты невыполнения приказов, оставления позиций, дезертирства, в российской армии прибегали к заградительным отрядам, в том числе эту роль играла и так называемая росгвардия, и кадыровцы.

Они проводили публичные расстрелы военнослужащих, которые пытались вести себя подобным образом.

Ранее я говорил о том, что потери российской армии будут иметь большое значение, когда эта цифра превысит 100 тысяч. Причем их необходимо умножать на три – не только убитые, но и раненые. Такое количество приведет к реализации философского закона перехода количества в качество.

С одной стороны, будет подрываться морально-психологическое состояние войск. С другой стороны, война будет заходить в российские семьи. Одно дело, когда россияне обсуждают войну в Украине, сидя на диване перед телевизором, и совсем другое дело, когда на этой войне ранен или убит кто-то из их родных.

Это, конечно, сказывается на личном составе российских военных структур – а там не только вооруженные силы РФ, но и "вагнеровцы", и уголовники, и иностранные наемники, "дикие гуси". Так или иначе, такие огромные потери влияют на них и на глубинный народ, помогая ему прозреть.