УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

6 минут
124,7 т.
Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

Главком ВСУ генерал Александр Сырский предупредил о том, что российская оккупационная армия может готовить захват Часова Яра к очередной "сакральной" дате – 9 мая. Но ситуация такова, что это может произойти в любую минуту. Причина в том, что украинским защитникам критически недостает ресурсов, в первую очередь артиллерийских и средств ПВО. Из-за нехватки последних вражеские штурмовики Су-25 могут безнаказанно атаковать украинские позиции.

Сложная ситуация наблюдается на нескольких направлениях. Кроме Часова Яра, это Авдеевка, Марьинка и Купянск. Враг активно применяет КАБы и даже бьет собственные рекорды. Ситуацию могли бы улучшить немецкие Patriot, но пока не ясно, когда эти средства ПВО смогут оказаться в Украине, а значит, строить прогнозы преждевременно. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA озвучил военный эксперт Владислав Селезнев.

Приближается новая "сакральная" дата для страны-оккупанта России – 9 мая. Генерал Сырский сообщил, что перед российской оккупационной армией поставлена задача захватить Часов Яр "к празднику". Во-первых, считаете ли вы, что эта задача под силу противника? Во-вторых, какие еще цели может ставить перед собой враг к этой дате?

– Я думаю, что заявления генерала Сырского нам следует рассматривать как предостережение, но это вовсе не значит, что именно к этой дате российская армия будет реализовывать свой план. Дело в том, что ситуацию на поле боя определяют ресурсные возможности украинской армии. Сейчас мы постоянно слышим сообщения о том, что в микрорайоне, который находится за водным каналом Северский Донец, уже идут боевые действия. Туда заходят штурмовые подразделения вражеской армии. Пока они не могут закрепиться, но тенденции не очень хорошие.

Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

Почему я об этом говорю? Потому что это не обязательно может случиться к 9 мая. Это может случиться в любой период времени при условии, что украинской армии будет критически не хватать ресурсов на этом участке.

Уже сейчас мы видим сообщения, что над Часовым Яром летают российские штурмовики Су-25. Если они летают, наносят свои ракетные и бомбовые удары, значит, у нас не хватает средств ПВО, в том числе тактического уровня, чтобы уничтожать эти штурмовики.

В таких условиях ориентироваться на какие-то даты я бы не стал. Ситуация крайне непростая. Не везде этот канал, который может служить физическим препятствием для продвижения российской армии, находится над землей. А это значит, что противник имеет все шансы двигаться дальше вперед, и ключевой фактор – это ресурсы.

Противник имеет возможность достаточно вольно распоряжаться своими ресурсами – людскими, материально-техническими, но у украинской армии достаточно серьезные ограничения в этой части, соответственно, говорить о временных показателях удержания Часова Яра – некорректно.

Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

– Генерал Сырский также сообщил, что враг активизировался на востоке нашей страны. Он упомянул три направления: Лиманское, Бахмутское и Покровское. Главком предупредил, что враг собирается атаковать с целью прорыва обороны. Учитывая все то, о чем вы сказали, о нехватке ресурсов, считаете ли вы, что это возможно? Если да, насколько это будет большой проблемой для нас?

– С ресурсами у нас ситуация крайне сложная. Мы давно бьем в колокола – противник имеет серьезное количество ресурсов и, невзирая на прогнозы нашей разведки о том, что к марту у противника должны были быть выхолощены все ресурсы для проведения масштабных контрнаступательных мероприятий, этого не случилось.

Противник продолжает оказывать серьезное давление на украинские Силы обороны на разных участках фронта, и говорить о стабилизации ситуации, определенной стагнации на поле боя не приходится. Динамика очень высокая, в частности в районе Часова Яра, Авдеевки, Марьинки.

В последнее время достаточно динамично и на Купянском направлении. Там пока нет кризисной ситуации, но тем не менее ситуация динамична, в том числе в плане продвижения российских оккупантов вперед. Ежесуточное продвижение по 100-200 метров – масштабы не очень велики, но тенденции не очень приятные.

Почему это происходит? Потому что нашим военнослужащим не хватает тех самых ресурсов, в первую очередь артиллерийских и средств ПВО, чтобы активно противостоять продвижению российской оккупационной армии.

Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

– Вы сказали, что российские штурмовики Су-25 безнаказанно летают над Часовым Яром, что говорит о недостатке средств ПВО. Считаете ли вы, что усиление ПВО сегодня должно стать задачей номер один нашего военно-политического руководства?

– Прежде всего думаю, что апрель будет рекордным по применению противником управляемых авиационных бомб. Первая неделя месяца – 600 КАБов было отправлено по нашим защитникам, вторая неделя – еще 600, то есть суммарно уже 1200. Это серьезная цифра. Если такая динамика будет сохраняться и дальше, скорее всего, мы на конец месяца выйдем на 3000 КАБов, что намного больше, чем в марте. Тогда было 2300.

Каждая управляемая авиационная бомба несет смерть и разрушения, причем масштабы этих разрушений весьма впечатляющие.

Плюс россияне действуют в координации со своими артиллерийскими подразделениями. Поэтому степень огневого воздействия на наших защитников весьма существенна. Если в рамках контрбатарейной борьбы и артиллерийских дуэлей мы способны уничтожать вражеские артиллерийские батареи, используя при этом FPV-дроны, то бороться с КАБами нам крайне сложно. Мы не имеем технической возможности уничтожать их в полете, и у нас крайне мало ресурсов, чтобы уничтожать самолеты-носители.

Потери, которые мы понесли в марте в результате боевой работы российских оккупантов, –я имею в виду уничтожение наших пусковых установок, средств ПВО – привели к тому, что ситуация крайне сложная.

В определенной степени эти потери нам смогут компенсировать поставки Patriot от наших немецких партнеров, но как скоро это случится? А это значит, что опосредованно понимать наши возможности на поле боя мы сможем, только учитывая продвижение вражеской армии.

Путин хочет Часов Яр до 9 мая: какие у него шансы. Интервью с Селезневым

– Мы говорим о ресурсах украинской армии, в том числе человеческом ресурсе. Закон о мобилизации отправлен на подпись президенту Зеленскому. Будет ли он способствовать увеличению численности украинских войск?

– Мы зашли в сложный период нашего существования, связанный с противостоянием стране, которая кратно превосходит нас по своим ресурсным возможностям – и по людским, и по материально-техническим. В этих условиях трансформация в национальном законодательстве необходима.

По мне, так недостаточно эффективно проводится информационная кампания в части в разъяснения важности и необходимости мобилизации и алгоритма действий граждан Украины, которые будут призываться. Каждый ключевой спикер, отвечающий за мобилизационные процессы, должен вести разъяснительную работу.

Какие вопросы необходимо прояснить? Где и как будет проводиться мобилизация, где и как будет проходить подготовка, доподготовка и боевое слаживание, каким оружием, на какой бронетехнике они будут воевать, какой уровень экипировки они будут получать, под руководством каких командиров будут выполнять задачи плюс пакет социальных гарантий от государства. И, конечно, вопрос демобилизации по-прежнему остается актуальным.

Все эти моменты необходимо проговаривать, вести откровенный диалог украинской власти с обществом. Ведь недомолвки, отсутствие информации рождают слухи и создают нервозную обстановку в обществе, что точно не способствует объединению наших усилий.

Мы заходим в турбулентный период. Генерал Буданов говорит о том, что начало лета будет ознаменовано масштабным российским наступлением. Значит, нам точно не ко времени выяснять отношения друг с другом. Тут необходимо держаться друг друга. Мы должны стать монолитной нацией для сопротивления вражеской агрессии.