Тука: в Украине нет безопасных регионов. Зачем Россия ворует украинских детей? Интервью

5 минут
17,3 т.
Тука: в Украине нет безопасных регионов. Зачем Россия ворует украинских детей? Интервью

Попытки страны-террориста России уничтожить энергетическую инфраструктуру Украины будут продолжаться. В этой ситуации главной задачей станет не ее восстановление, а защита от новых атак. По большому счету сегодня ни один регион Украины нельзя назвать безопасным, включая запад нашей страны.

Видео дня

Тысячи "эвакуированных" в Россию украинских детей на самом деле были похищены оккупантами. Шанс вернуть их в Украину остается, но враг меняет исходные данные, включая фамилии, поэтому задача серьезно усложняется. Дети используются режимом в России в пропагандистских целях, а позже, когда они пройдут необходимую "подготовку" и превратятся в "янычар", враг может задействовать их в различных "спецоперациях" против Украины. Такое мнение в эксклюзивном комментарии OBOZREVATEL высказал экс-заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука.

– Аналитики немецкого издания Bild перечислили три козыря Путина, которые он еще может использовать в войне против Украины. Первый – усиление энергетического давления на Европу, второй – дальнейшее уничтожение энергетической инфраструктуры Украины, третий – масштабная мобилизация и использование огромного человеческого ресурса страны-агрессора. Вы согласны с такими выводами?

– В принципе, ничего нового. Все эти три пункта соответствуют действительности. В том, что Россия продолжит наносить удары по энергетической инфраструктуре Украины, я не сомневаюсь. Не хочу быть пророком, но об этом я говорил еще весной. Это решение, которое лежит на поверхности, и террористическое государство во главе с Путиным никогда не откажется от этого.

Что касается энергетической нестабильности в Европе, то тут палка о двух концах. Потому что, по словам тех же европейцев, газохранилища наполнены. Особого дефицита газа в этом году быть не должно. Конечно, придется включать режим экономии, тут никуда не денешься, но такого кризиса, о котором говорят российские пропагандисты, рассказывая о замерзающей Европе, такого апокалипсиса не будет.

Российские телевизионщики идут на явные уловки, когда берут интервью якобы у граждан Германии, которые замерзают в квартирах, сидят в куртках, хотя в тот момент на улице +18 градусов. Все это работает только на внутреннюю российскую аудиторию, и то далеко не на всю.

Что касается третьего пункта – здесь тоже нет ничего неожиданного. Человеческий ресурс у России достаточно велик. Но здесь необходимо понимать, что в современной войне победу одерживает не человеческая масса. Не надо иметь высшего специального военного образования, чтобы понять, что в современной войне выигрывают в первую очередь современные вооружения и современные технологии, а не человеческая масса. Современное оружие способно переработать неограниченное ее количество.

Да, действительно Путин может включить полную мобилизацию, и в России этот вопрос уже активно педалируется. Но я не думаю, что это может привести к каким-то радикальным изменениям на линии фронта. Будет только увеличена нагрузка на наши вооружения, и, соответственно, возрастет количество погибших граждан РФ.

– По поводу уничтожения украинской энергоструктуры. Правительство обратилось к жителям Херсонщины, которая была освобождена, с призывом на время зимы временно эвакуироваться, поскольку зима обещает быть сложной именно для этих регионов. Мы видим масштабную внутреннюю миграцию в Украине, мы видим, как переполнен запад нашей страны. Сможет ли Украина справиться еще с одним потоком внутренних мигрантов? И куда они могут мигрировать?

– Все дело в том, что, к сожалению, современное вооружение, в том числе то, которым располагает Российская Федерация, не позволяет с уверенностью обозначить на территории нашего государства какие-то безопасные зоны. Используя современное ракетное вооружение, оккупанты достигают целей и на далеком западе, и на востоке, и в центре нашей страны.

Да, действительно, утверждение о том, что ситуация в западной части Украины в этом смысле легче, чем в восточной или центральной, не соответствует действительности. К сожалению, поражаются объекты на всей территории нашей страны. Но я с пониманием отношусь к тому, что руководство государства рекомендует жителям освобожденного Херсона перебираться в другие места.

Я не вижу каких-либо перспектив в ближайшем будущем восстановить инфраструктуру освобожденного Херсона. Не зря россияне, прежде чем оставить город, просто уничтожили ее и сейчас продолжают это делать. Поэтому перезимовать в городе, который не обеспечен ни водой, ни электроэнергией, ни теплоснабжением, с моей точки зрения, конечно, можно, но крайне сложно.

Поэтому действительно, если у гражданских людей есть возможность перезимовать в более благоприятных условиях, лучше это сделать.

– Сколько, по вашим оценкам, может потребоваться времени на восстановление энергетической инфраструктуры Харьковщины и всей Украины в целом?

– Это очень сложный вопрос. Думаю, сегодня ни один специалист, который не просто обладает знаниями, но и отвечает за свои слова, не в состоянии назвать какую-либо дату. Потому что все зависит в первую очередь не от способности нашего государства восстановить, а от способности защитить восстановленную инфраструктуру от дальнейших действий агрессора.

Восстанавливать можно бесконечно, но если ее постоянно будут разрушать, процесс может длиться годами.

– Как вы можете объяснить многочисленные факты похищения украинских детей, их вывоза на территорию России? Зачем это оккупанту? Так он решает свои демографические проблемы или что?

– Мерзкая ситуация. Да, в том числе решают и свои демографические проблемы. Конечно, в масштабах 140-миллионной России несколько тысяч украинских деток никоим образом демографическую проблему не решат. В первую очередь здесь преследуется пропагандистская цель.

"Эвакуация" – а с моей точки зрения, просто воровство украинских детей преподносится российскими средствами массовой информации чуть ли не как спасение и благотворительная акция. "Мы спасаем украинских деток. Мы не против украинцев – мы против нацистов, против режима".

Это один аспект. А второй аспект, о котором тоже не надо забывать и говорить об этом честно, – что впоследствии из этих детей будут воспитывать и выращивать тех, кого в свое время называли янычарами. Этнических украинцев, которые будут помнить свои корни, свое происхождение, но которые будут воспитаны в духе пророссийском, антиукраинском, антигосударственном.

В дальнейшем, конечно, постараются использовать этих детей в различных антиукраинских целях, начиная с информационных войн и заканчивая специальными мероприятиями – разведкой, диверсиями и подобными вещами.

– Но ведь Украина сможет вернуть хотя бы часть этих детей после окончания войны?

– Я буду надеяться на это до последнего момента, хотя сразу говорю: этот процесс будет очень непростым. Не потому, что есть какие-то международные препятствия, документы и все остальное. Просто эти подонки неоднократно использовали варианты, когда деток, особенно из детских домов, просто обезличивали. Им давали другие исходные данные – имена, фамилии, место рождения – и потом проводили процедуру усыновления.

После процедуры усыновления разыскать наших деток, к сожалению, будет очень непростой задачей.