Волошин: нас ждут ожесточенные бои, но летом произойдет настоящий перелом в войне. Интервью

9 минут
59,9 т.
бои за Соледар Бахмут

Беларусь является неизменным фактором тревоги для Украины и постоянно на слуху. То, что соседняя страна является соучастником российской агрессии, – давно уже не новость, но вопрос в том, что будет дальше. Дожмет ли Путин Лукашенко, вынудит ли открыто принять участие в агрессии – пока под вопросом, но и без этого существует достаточно угроз.

Видео дня

Возможно ли новое наступление ВС РФ в ближайшее время и чем оно может отличаться от предыдущего, какие угрозы существуют на сегодняшний день и что будет происходить на фронте в ближайшие полгода – об этом OBOZREVATEL поговорил с участником многочисленных миротворческих операций в разных странах, а также АТО и ООС в Украине полковником ВСУ Владиславом Волошиным.

– Накануне Нового года в Беларуси объявили о переходе на военное время "для проверки боеготовности", идут совместные военные учения России и РБ, которые постоянно продлеваются, происходит и наращивание объединенной региональной группировки войск. По вашему мнению, беларуские военные готовятся к активным боевым действиям или это все же прерогатива исключительно россиян, которые находятся на территории РБ?

– Беларусы, конечно, готовятся к боевым действия, потому что у них по соседству Украина, которая воюет с союзником РБ – Россией. Ну и к тому же русские их заряжают на то, что мы против Беларуси как-то пойдем, так что готовятся и к тому.

Кто сегодня даст гарантию, что завтра Путин не переломает Лукашенко и не бросит те же несколько тысяч из беларуских войск (подразделений, соединений)? Кто даст гарантию, что они не пойдут? И пусть на сегодняшний день нет явных признаков, что беларуская армия будет входить в группировку, которая пойдет вместе с ВС РФ в Украину, но они готовятся к различным вариантам.

Беларусь вторжение

– Стратегические цели Путина известны – уничтожение украинской государственности, украинского народа, что касается тактики – тут много вопросов. Не хочется думать, что будет повторение февраля 2022-го в плане именно наступательной операции. Например, с севера, с территории той же Беларуси. Мало кто верит, что армия России наступит второй раз на те же грабли, и все же есть поводы для тревоги.

– Тут мое мнение будет отличное от мнений экспертов, которые говорят, что будет наступление, и экспертов, которые говорят, что не будет.

Я считаю, что если русские собрали на территории РБ как минимум 10 тысяч своих военнослужащих и продолжают наращивать эту группировку, то они все-таки это направление держат в перспективе для чего-то.

А вот для чего? По моему мнению, из Беларуси действительно будет вторжение. Не такими колоннами, массированными многовойсковыми ударами, как было в 2022 году, а диверсионными группами.

Когда подмерзнут болота, то по ним могут идти различные скутеры, снегоходы и т.д. Там не нужна тяжелая бронированная техника.

Малые диверсионные группы могут иметь задачу заходить в определенные районы, брать их под контроль, перерезать нашу магистраль, которая идет на польский Жешув, Варшавку. Там идут и железнодорожные пути, по ним могут не танковыми кулаками брать, а хорошо подготовленными, маневренными диверсионными группами под прикрытием. К тому же на территории Беларуси находятся команды беспилотных летательных аппаратов – недавние удары Shahed этому подтверждение.

Ранее российской армии не хватило 40 тыс. военнослужащих для эффективного наступления, как показал опыт. А сейчас на территории РБ гораздо меньшая группировка и она явно будет заточена на другие действия.

– Но и нарастить группировку в РБ для России ведь не проблема. Тем более, мы видим постоянную переброску.

– Да, нарастить группировку ударных подразделений (еще закинуть туда 20-30 тысяч) можно за несколько дней. У России есть подобный опыт, и проводимые ею учения "Запад" в 2019, 2020 и 2021 годах это хорошо показали.

Есть еще один важный момент: с территории Беларуси вполне реально устроить Киеву артиллерийский террор, установив вблизи беларуско-украинской границы определенные типы РСЗО. Реактивные снаряды не сбиваются как ракеты.

граница Беларусь

И то, как сегодня бьет российская армия по Харькову и области, по Херсону – с левого берега Днепра, все это вполне возможно и в отношении столицы Украины – я об этом говорил еще перед началом полномасштабного вторжения.

Такие примеры были и с Краматорском, который "смели" из оккупированной Горловки, так же ударили в 2015 году по Мариуполю. Это вполне достигаемое расстояние из РСЗО, и россияне об этом знают и помнят.

Генерал-лейтенант Павлюк сказал, что "вся граница с Беларусью – это сплошные завалы, минные поля. Для того, чтобы их пройти, нужны усилия". На днях по Terlegram-каналам оккупантов стали распространять фото железнодорожных составов с объемно-детонирующими авиабомбами ОДАБ-500П. Конечно, это может быть и дезинформацией, но все же: использовались ли уже эти авиабомбы на территории Украины и могут ли их применить как раз для разминирования приграничной территории? Или же применить в районе Соледара/Бахмута?

– Для того, чтобы не было именно такого сухопутного вторжения, какое мы уже пережили, Силами обороны Украины действительно проделана огромная работа – а подробности мы обсуждать не можем.

Что касается ОДАБ, нет официального подтверждения, что их использовали по Украине – но было несколько бомбовых ударов с их использованием россиянами в Сирии в 2019 году.

Почему на днях были продемонстрированы на фото и видео эти бомбы? Россия в очередной раз показала, что у нее есть в арсенале и что ей до применения ядерного оружия ещё далеко, – у нее еще есть очень неприятное, тяжелое, смертоносное вооружение, которое могут использовать, например, в боях в промзонах.

авиабомба ОДАБ-500

Эти бомбы применяются в том числе и для разминирования территории – взрывной волной подрываются, детонируют взрыватели на минных полях, на минных заграждениях. Для проведения подготовки наступления эти боеприпасы довольно таки эффективные.

– Единственный момент – это все-таки авиабомбы. То есть враг должен задействовать авиацию.

– Если раньше вражеская авиация царила в воздухе, то сейчас военно-космические силы РФ мы сильно приструнили. Но когда Россией будет готовиться непосредственно наступательная операция, то первым делом они начнут работать сначала на подавление наших точек ПВО и только после этого возможен сброс авиабомб – тех же ОДАБ.

Есть еще момент. Есть Балтийский флот РФ и определенное количество ракетоносцев, которые вооружены "Калибрами", "Ониксами". Военно-морская база в Балтийске (Калининградская область РФ) находится в менее чем 500 км от Украины. Есть и база Балтийского флота в Кронштадте, в Финском заливе – от Киева меньше чем в тысяче километров. А это не с Каспия наносить удары.

К тому же, если ударить ракетами с Балтики, – общий, единичный залп будет больше, чем, например, с Черного моря.

ракетный удар по Украине

Россия имеет все это в виду, все это знает и учитывает. Так что если с этого направления будет идти удар, то он будет основным и направленным на подавление наших систем ПВО. После этого будут работать их самолеты, а затем, как я уже говорил, малые мобильные диверсионные группы.

Русские тоже видят, какие меры мы предприняли возле границ, какую полосу мы там сделали, и думают над тем, как ее преодолевать, – в случае, если будет задача идти с того направления.

– Я спрашивала непосредственно о наступлении с территории Беларуси, так как нам намеренно и открыто показывают переброску туда из России военной техники и т. д. Но ведь у нас есть и большие участки границы собственно и с РФ.

– Начнем с того, что среди угроз с этого северного направления наиболее опасными я считаю все-таки намерение перерезать Варшавскую трассу и железнодорожную ветку – там до Сарн всего около 100 км. Если вдруг будет преодолена линия обороны, которая на приграничье, то это моментальный бросок.

Кроме того, я уже говорил, что из Беларуси менее 100 км до Киева. А если с этих точек в верховье Днепра повернуть на восток, то Чернигов практически на ладони – потому это направление в начале полномасштабного вторжения играло огромную роль, но своими удачными действиями и хорошо разработанной тактикой мы вытеснили оттуда врага. Но русские учатся, и они всегда держат это направление в уме, они надеются его еще использовать в будущем.

– Но основные силы врага сейчас не там.

– Мы знаем, что основные силы войск РФ действительно сосредоточены сейчас на других направлениях, в частности – это тот же Бахмут, Кременная, Авдеевка. Путин перед тем, как сейчас объявлять новую волну мобилизации, хочет, чтобы его армия вышла на админграницы Донецкой и Луганской областей. Чтобы показать своему народу: вот, я обещал в самом начале "СВО", я сделал, а вот чтобы уничтожить эту "украинскую фашистскую гидру", нужны еще силы и средства. И диктатора поддержат.

То есть задачи по взятию Донецкой и Луганской областей будут иметь для России огромнейшую пропагандистскую роль. Потому туда бросают большое количество "вагнеровцев"-зеков, а также мобилизованных – чтобы любой ценой выполнять захватническую задачу. А другие "чмобики" еще не сыграли свою роль в этой войне.

бои за Бахмут

– Кстати, что касается мобилизации в России. Страна-агрессор готовится ко второй волне и есть разные оценки – какое количество россиян хотят кинуть в топку войны. Это делается как раз в расчете на новое большое наступление?

– Да, на новое большое наступление, которое будет возможно только в том случае, если армии России удастся выйти на админграницы двух областей. После этого проведут пропагандистскую операцию, а дальше кинут клич – и эта новая мобилизация будет уже заряжена на уничтожение Украины.

– Но наши воины дают серьезный отпор, а для мотивации россиян настолько ли обязателен именно выход на админграницы Донецкой и Луганской областей? Например, по указке Кремля в РФ могут устроить серию терактов, которые и послужат спусковым крючком.

– Российское общество очень хорошо привито против таких вариантов. Если подрыв многоэтажек в 1999 году в Москве, Буйнакске и Волгодонске действительно привел к поддержке войны в Чечне, то сейчас, по моему мнению, взрывай что хочешь – хоть храм Василия Блаженного на Красной площади – это не зарядит россиян на такую "священную" войну.

Россияне отреагируют только на успехи – если их армией будут достигнуты определенные результаты "специальной военной операции".

К тому же посмотрите на "бавовну" в приграничных регионах РФ: да с ними что хочешь делай, они будут убегать в Сибирь подальше и все – их на "справедливую" войну не зарядишь ни за что.

– И все же "бавовна" происходит непосредственно на военных объектах, которые задействованы в агрессии против Украины.

– Не трогали бы украинцев, не прилетело бы.

– Сто процентов. Владислав, о том, что волнует всех нас: чего нам ждать в ближайшее время, что будет происходить на фронтах? И главное – когда произойдет перелом в войне?

– Сейчас можно говорить о ближайшем полугодии. Я предполагаю, что до середины марта будут ожесточенные бои на многих направлениях. Будут продолжаться жестокие обстрелы Херсона и территории правобережья Днепра (Берислав и др.).

Немало будет прилетать, к сожалению, по Никополю, Запорожью и в область линии разграничения, начиная от Орехова, Гуляйполя, Большой Новоселки. Запорожское направление – со стороны Бердянска, Мелитополя – там будут ожесточенные бои. Но самые тяжелые будут все-таки в Бахмуте, Соледаре, Кременной, Авдеевке, Марьинке. Нам там будет довольно тяжело, так как россияне бросят туда, где они рассчитывают на некоторый успех, много сил.

Потом все увязнут в весенней жиже, когда сойдет снег. На южном направлении чуть раньше, на северном чуть позже будет небольшое затишье, но на очень короткое время, потому что сразу же поднимется "зелёнка". Тогда будут наши довольно активные и довольно удачные действия.

Я надеюсь, что мы до середины лета увидим Азовское море – мы придем туда, будем продвигаться. У нашего военно-политического руководства, у командования Вооруженных сил есть определенные хорошо разработанные планы, как мы будем действовать.

Мы надеемся на поддержку наших партнеров и союзников. Вот, например, недавний пакет помощи от американцев – они ведь тоже понимают, что нам сейчас надо будет сдержать плотные российские наступления.

Лето будет тоже довольно горячее и довольно тяжелое, а где-то к концу августа произойдет перелом в этой войне. Настоящий перелом. Но до окончания войны, до освобождения Крыма, еще довольно прилично времени, нам надо приложить максимум своих усилий – и только после этого сможем говорить о том, что мы добились успеха, что мы освободили нашу страну и вышли на границы 1991 года.

А задача-максимум – чтобы Россия навеки перестала быть угрозой для наших потомков. Незавершенности быть не может, иначе следующим поколениям все равно придется с этой Россией воевать. Нам нужно сделать так, чтобы "соседи" уже никогда не пришли к нам с оружием – и это сегодня понимает каждый украинец. Мы готовы идти к этому, поэтому сегодня сражаемся, мерзнем и мокнем в окопах.