УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Новым людям нужно будет разобраться в ситуации. На это может уйти месяц и более. Интервью с генералом Романенко

4 минуты
177,7 т.
Новым людям нужно будет разобраться в ситуации. На это может уйти месяц и более. Интервью с генералом Романенко

Война в Украине все больше смещается в небо, где, увы, пока доминирует российская оккупационная армия со своими ракетами, БПЛА и дронами. Украинский ВПК существенно продвинулся в производстве беспилотных летательных аппаратов, но путь до завоевания неба еще долгий.

Отчасти решить проблему может не только наращивание собственного производства, но и предоставление Украине списанных вооружений и боеприпасов, которые имеются у западных союзников. Например, ракет CRV7, которые может поставить Канада. Поскольку речь идет о боеприпасах, срок годности которых истек, сначала они должны быть подвергнуты экспертизе на предмет безопасности. Как только это будет сделано, CRV7 пойдут в Украину. Об этом в эксклюзивном интервью OBOZ.UA рассказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины, генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– В недавнем заявлении президент Зеленский сообщил, что Украина продолжает перезагрузку государственной системы. По его словам, наша страна может и должна победить. По вашему мнению, что необходимо менять в подходах государства к войне?

– Безусловно, совершенствоваться необходимо всегда, особенно в условиях широкомасштабной войны. Однако делать это надо продуманно. Например, кадровые изменения приводят к тому, что новым людям, какими бы способными и активными они ни были, необходимо время на то, чтобы вникнуть и разобраться в ситуации. Если говорить о должностях высокого уровня, на это может потребоваться от месяца и больше.

Месяц в условиях широкомасштабной войны – это большой срок. Фактор времени – стратегический. Поэтому к кадровым перестановкам необходимо относиться взвешенно, чтобы не получилось так, что эти перемены больше навредят, чем помогут в деле борьбы с противником.

Так или иначе, это может касаться не только кадровых изменений, но и изменений, например, в работе военно-промышленного комплекса, поскольку Россия еще год назад перевела свою промышленность на военные рельсы. Можно относиться к такой идее по-разному, но очевидно, что повышение интенсификации разработки и изготовления вооружений и техники – это необходимость.

И конечно, крайне важным является не только замена кадров, но и сплочение команды военного руководства нашей страны, чтобы она могла эффективно и целенаправленно работать как на внешнем поле, с нашими союзниками, так и на внутреннем – чтобы наше общество видело, что эти перемены идут на пользу в противостоянии с противником.

– Считаете ли вы, что есть некий рецепт, благодаря которому украинская армия могла бы выйти на новый уровень и обороноспособности, и боеспособности?

– Он известен. Было понятно уже к концу первого года широкомасштабной войны, что это поставки современного вооружения и техники на фронт, ее освоение нашим личным составом, военнослужащими. Но ни первого, ни второго не хватает.

По ряду оценок, украинская армия должна располагать вооружением на уровне дивизии армии США. В нее входит несколько боевых бригад и бригад обеспечения. Так вот, силы и средства такого уровня могут принципиально изменить ситуацию на фронте.

Что касается внутренних задач, которые необходимо выполнить, – это призыв и поставка личного состава, в первую очередь в воюющие бригады для их доукомплектования. Это задача, которая не решалась в 2023 году, хотя в начале года военные поднимали этот вопрос перед политическим руководством страны. Она не решена до сих пор, и это может иметь серьезные последствия. На такое современное вооружение должен прийти личный состав, а его еще надо обучить.

При условии высокого уровня подготовки и мотивации этих войск можно достичь хороших результатов на фронте, вплоть до деоккупации наших земель.

Новым людям нужно будет разобраться в ситуации. На это может уйти месяц и более. Интервью с генералом Романенко

– Мы часто говорим о наземных силах и средствах, но часто наши военные говорят: "сейчас небо их", то есть оккупантов. Враг контролирует небо не только с помощью авиации, но и дронов, беспилотников и так далее. Согласны ли вы с тем, что сегодня акцент, в частности в военной помощи Украине, должен быть смещен именно на воздушные средства?

– Как военный ученый, имеющий опыт более 40 лет в Вооруженных силах, хочу сказать, что, так или иначе, перспектива заключается в увеличении веса именно воздушных средств. Все больше на фронт будут приходить пилотируемые и беспилотные аппараты.

В последнее время мы увидели, что доля и вес БПЛА в ведении боевых действий увеличились. В связи с этим президентом принято решение о создании Сил беспилотных систем. Это очень важно. В подразделениях ранее уже были введены должности операторов систем, теперь же в Силах обороны появилась специальная структура, которая будет отвечать за разработку и применение беспилотных аппаратов, причем не только летательных, но также наземных и надводных. Это принципиальный вопрос.

Конечно, понимаем и мы, и специалисты наших союзников, что фактор действий в воздухе существенно возрастает. Мы это видим в том числе по ударам, которые наносятся российской армией по Украине. Противник использует свои возможности. Поэтому нам необходимо, во-первых, противодействовать с точки зрения ПВО и ПРО, а во-вторых, наращивать свои возможности нанесения ударов по объектам противника с воздуха. Для этого нужны самолеты, нужны ракеты более дальнего радиуса действия, более мощные и точные.

– Последний вопрос – по поводу так называемого списанного западного вооружения. Генерал Буданов заявил о том, что Украина могла бы получить 83 тысячи списанных ракет от Канады. По вашему мнению, насколько безопасно использовать боеприпасы, срок годности которых истек? Насколько предоставление такого рода боеприпасов и вооружений могло бы помочь нам в нынешней ситуации?

– Прежде всего необходимо понимать, что речь идет о ракетах для ударных вертолетов. Канадцы всегда шли нам навстречу. Еще до войны они предлагали нам F-18, но тогда это предложение не было принято руководством нашего государства. Канада и сегодня идет в авангарде помощи и уже рассматривает вопрос предоставления нам ракет CRV7.

Действительно, они списаны, их много и они нам нужны. Но хорошо бы, чтобы нам помогали и вертолетами. Например, те, что в Австралии, режут на металлолом, хотя мы обращались к ним с просьбой передать эту технику нам.

Но что касается списанных боеприпасов, то они представляют собой определенную угрозу. С этой точки зрения канадцы не приняли мгновенное решение по передаче их нам. Они изучают вопрос, насколько это безопасно. Есть соответствующие технологии испытаний. Когда они будут завершены, ракеты могут быть переданы нам.