УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Снарядов осталось на полтора месяца, дальше война закончится? Интервью с майором Гетьманом

5 минут
189,3 т.
Снарядов осталось на полтора месяца, дальше война закончится? Интервью с майором Гетьманом

Российская оккупационная армия ведет наступление сразу на пяти участках фронта на востоке Украины. Враг готовился к этой серии атак и, сосредоточив резервы, начал реализовывать свой план. Силы обороны Украины вынуждены отражать вражеские атаки повсюду в условиях острой нехватки боеприпасов.

10 февраля в Верховной Раде заверили, что запасов хватит еще на два месяца боевых действий. Итак, осталось еще полтора. Что дальше? Достреливать последний снаряд и уходить домой?

Чтобы не допустить этой ситуации, защитники Украины вынуждены перейти в режим тотальной экономии боеприпасов. Однако есть и хорошие новости. Европейские партнеры Украины нашли еще 1,3 миллиона снарядов и уже успели помочь нашей армии средствами артиллерии. В то же время, если помощь США не будет разморожена, о наступлении ВСУ в 2024 году придется забыть. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал ветеран российско-украинской войны, майор запаса ВСУ Алексей Гетьман.

– Как вы оцениваете ситуацию на восточном фланге? По сообщениям, вражеские войска предпринимают попытку наступления. По вашим оценкам, может ли оккупант прорвать нашу оборону?

– Судя по тому, что они атакуют в пяти местах одновременно и сосредоточили очень большие силы, вероятность пусть не прорыва, но продвижения на определенных участках фронта сохраняется. Это правило войны – когда враг сосредотачивает в одном месте большое количество живой силы, техники, артиллерийских систем, можно ожидать, что где-то он может продвинуться. Спрогнозировать это невозможно. Здесь нужно только надеяться на устойчивость наших Вооруженных сил. Много чего будет зависеть от возможности противника оперативно перемещать резервы.

Как враг это делает? В течение определенного времени он накапливал силы и теперь начинает их применять. Но и у нас не все войска находятся на "нуле". Часть войск находится на второй или третьей линии. Когда мы видим усиление атакующих действий врага, мы подтягиваем резервы. Будет иметь успех противник или нет, зависит от того, какая ситуация с резервами у нас и у них.

Поэтому давайте пока не говорить о прогнозах. Хотя многие и в нашей стране, и за рубежом рассказывали о том, что первая половина 2024 года будет еще более тяжелой, чем начало полномасштабной войны, – судя по тому, какие силы и средства имеем мы и какие есть у противника.

Снарядов осталось на полтора месяца, дальше война закончится? Интервью с майором Гетьманом

– Действительно, российская оккупационная армия активизировалась сразу на нескольких участках фронта. Но ведь это распыление сил, не правда ли? Это не сосредоточение сил на одном или двух участках. Тем не менее у врага хватает возможностей, чтобы вести наступательные действия. По-вашему, в чем здесь причина?

– Распыления сил здесь нет. Здесь все понятно, это совсем не новая военная тактика. Давайте вспомним, что предлагали нам партнеры, когда мы планировали наступательные действия летом 2023 года. Они говорили, что атаковать в одном месте – это неудобно, что противник может подтянуть туда большие силы. Потому есть смысл атаковать в двух, а лучше в трех местах одновременно. В таком случае враг не понимает, где будет главный удар, и, таким образом, растягивает свою оборону. В настоящее время противник такими действиями растягивает нашу оборону. Но он пошел дальше – решил делать это не в трех, а в пяти местах. Может быть, они слушали советы наших партнеров.

Следовательно, это не распыление. Они сконцентрировали силы на Бахмутском, Купянском и Лиманском направлении. С Авдеевкой все ясно. Они научились достаточно быстро перемещать большое количество войск, они преимущественно используют железную дорогу – это для них главная логистическая способность.

С точки зрения военной логики они делают достаточно разумные вещи. И в этом для нас большая опасность.

Снарядов осталось на полтора месяца, дальше война закончится? Интервью с майором Гетьманом

– Вопрос о состоянии наших резервов и помощи от наших западных партнеров. Арахамия заявил, что Украине хватит имеющихся запасов на два месяца ведения боевых действий. Конечно, мы все надеемся, что к этому времени будет разблокирована помощь от США, что поторопятся наши европейские партнеры. Считаете ли вы, что ситуация действительно не настолько критическая, как нам сегодня кажется?

– Она довольно критическая. Но оценивать степень критичности по определенной шкале достаточно сложно. Если не ошибаюсь, господин Арахамия говорил об этом неделю или больше назад (10 февраля. – Ред.). Когда мы получаем боеприпасы для ведения боевых действий – это не на 2-3 дня. Мы получаем на 2-3 месяца вперед, чтобы были резервы. Действительно, было верно сочтено, что нам этого хватит на несколько месяцев. Но это не значит, что нам сейчас ничего не нужно.

Пока мы начали очень осторожно использовать снаряды, потому что через два месяца теоретически у нас будет ноль. Не станет меньше снарядов, а именно будет ноль. Просто нечем будет стрелять вообще. Как воевать? Бросаться камнями? В таком случае война для нас кончилась.

Чтобы не дойти до этого ноля, мы существенно снизили количество артиллерийских обстрелов и очень экономно используем снаряды, потому что допустить такую ситуацию просто невозможно.

Господин Арахамия – человек не военный. Математически он верно сказал, но это не значит, что в течение двух месяцев мы будем вести боевые действия так же, как вели раньше, а через два месяца скажем: "Извините, стрелять больше нечем" – и пойдем домой. Так это не работает.

Что касается помощи от США – Палата представителей ушла на каникулы, так решил их спикер Майк Джонсон. Это очень странно, когда один человек может решать вопрос о помощи на большие суммы трем странам во время войны. Один человек заблокировал помощь Израилю, Тайваню и Украине. Трамписты заигрались. Думаю, что этот случай войдет в историю. США могут поблагодарить своего спикера за подрыв имиджа страны, ведь сейчас и Европа, и весь мир начнут рассматривать США как не очень надежного партнера. Это очень большой удар по имиджу. От него придется отмываться не один год.

Впрочем, Европа сразу нашла нам артиллерийские системы, 63 единицы. Ориентировочно 24 самоходные артиллерийские установки М-109 калибра 155 миллиметра, 6 гаубиц калибра 122 миллиметра, 20 минометов и 13 РСЗО. Еще они обнаружили 500 тысяч снарядов, что очень неплохо. Президент Чехии Петер Павел сказал, что в Европе нашлось еще 800 тысяч снарядов, следовательно, всего 1,3 миллиона. Это очень приятно.

Снарядов осталось на полтора месяца, дальше война закончится? Интервью с майором Гетьманом

– Как вы думаете, почему это произошло?

– Кажется, европейцы почувствовали опасность и для себя тоже. Так как наша граница превратится в линию фронта, война будет уже в европейской стране. Как говорится, они одним местом почувствовали опасность. Поэтому очень быстро начали все находить и быстро двигаться.

Если не будет помощи со стороны США, то это не значит, что мы проигрываем войну, но тогда любые разговоры о наших контрнаступательных действиях в 2024-м точно прекращаются. Переносим это на 2025 год.

Нельзя планировать войну, это полная дурость. Но ориентировочно в этом году мы вряд ли сможем вести активные наступательные действия. Нам нужно сосредоточиться на обороне, потому что враг задействует очень большое количество живой силы и техники. Наша задача на сегодня – выдержать этот натиск. Это задача не только для Вооруженных сил, но и для всех нас, для всей страны.