Ястреб ли Байден? Орел ли?

6 минут
30,3 т.
Ястреб ли Байден? Орел ли?

2 апреля США, дабы снизить ядерную напряженность, снова отменили испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Минитмен III. Ранее он планировался на 2 марта, но после заявления России о приведении ядерных силы в состояние повышенной боевой готовности был отложен.

Видео дня

Что дает повод вспомнить о роли личности в истории. Так, весьма важна роль президента США и многое зависит от занимающего этот пост. Говорят, должна работать система – независимо от качеств человека, ставшего президентом, но предшественник Байдена пошатнул это мнение – вместе с хваленой американской системой сдержек и противовесов. Переходя на эти личности, скажу, что высоко ценю Барака Обаму. И убежден в том, что Трамп завербован русскими в 2001 году, если не раньше. Страшно подумать, каково пришлось бы Украине, останься этот путинский холуй в Белом доме на второй срок...

Но и политика Обамы в отношении России была непростительно мягкой. Ибо корни нынешних событий уходят в 2014 год, когда Путин напал на Украину в первый раз, а Обама не блеснул даром предвидения. Да и лидеры Европы тоже. К чему сия преамбула? К дефициту масштабных лидеров и к тому, что в дуэте Обама-Байден первый считался голубем, а второй ястребом. Но ястреб ли Байден?

В нынешней опасной ситуации хотелось бы иметь у руля страны № 1 более решительного политика. Тем более, что он должен чуть ли не на аркане тянуть руководство таких стран Европы как Германия, Италия и Франция. К примеру, 24 февраля министр финансов Германии Кристиан Линднер заявил, что Украине осталось всего несколько часов, поэтому он против поставок оружия Киеву и отключения РФ от SWIFT. А уже в апреле вице-канцлер Роберт Хабек отверг призывы Украины усилить поддержку в борьбе с Россией: "Во всем, что мы делаем, мы очень осторожны, чтобы не предпринимать каких-либо необдуманных шагов, которые могут сделать Германию мишенью для России".

Ну а внутри страны тему слабости Байдена вовсю педалируют республиканцы – в ноябре предстоят выборы в обе палаты Конгресса, и в ход идут все средства.

Об отсутствии крупных личностей в столь трудный для свободы и демократии момент свидетельствуют и мнения экспертов, высказанные 30 марта в дискуссии, организованной US-Ukraine Foundation, организацией со штаб-квартирой в Вашингтоне, которая содействует укреплению стратегического партнерства между странами. Она была посвящена эффективности отпора Запада военной агрессии России.

Да, НАТО, Евросоюз и G7 продемонстрировали полное единодушие по этому вопросу, но... "Когда дело доходит до обсуждения любого другого варианта, кроме санкций и предоставления уже поставляемых видов помощи, в Вашингтоне словно бы отсутствуют новые идеи", – считает генерал в отставке Филип Бридлав, Главнокомандующий союзными силами США и НАТО в Европе в 2013-2016 гг., то есть во время российского вторжения в Украину.

Именно отсутствие быстрой восприимчивости к таким идеям эксперты и назвали дефицитом "нового мышления". "Многие в Вашингтоне думают, – считает генерал, – что то, что делается сейчас, это и есть самая свободная от риска модель. Я не могу с этим согласиться". "Военные колледжи и академические институты будут изучать нынешнюю военную кампанию на протяжении десятилетий", ныне закладывается фундамент нового европейского порядка, поэтому применяемая стратегия сдерживания агрессора заслуживает пристально внимания – как совершенно недостаточная и неверная! Мы не сможем прожить "следующие 20-40 лет, сдерживая агрессоров так, как сдерживали их до сих пор", – полагает генерал.

Он одобрил развертывание дополнительных сил НАТО на востоке ("это как раз то, чего г-н Путин так не хотел"), он думает, что нужно еще больше американских сил в Европе, но главное не это: "Идёт война. Мы должны сдержать врага, не ограничивая себя при этом". Стремление к инициативе – основа военной стратегии и тактики, напоминает Бридлав: "Цель – не просто реагировать на действия врага, а не позволять ему овладеть инициативой". Тогда как действующая стратегия "сдерживания" и "неэскалации" ведет к обратному результату. Запад постоянно говорит Путину: вторгнитесь – мы введем санкции, вы примените химическое оружие – мы ответим, примените ядерное оружие – мы несомненно ответим – заключает генерал не без доли горького сарказма. Мы "сдерживаем самих себя".

С этой оценкой согласен Ян Бжезинский, старший аналитик Центра стратегии и безопасности Скоукрофта при вашингтонском "Атлантическом совете" и бывший зампомощника министра обороны по Европе и политике НАТО, сын Збигнева Бжезинского: "В преддверии вторжения Путин усилил свою риторику по поводу ядерных угроз" в адрес стран, могущих защитить Украину. Эти слова прозвучали в его ночном обращении 24 февраля. "И эта угроза фактически привела к решению союзных стран, включая США" постоянно заявлять о том, что их военнослужащих в Украине не будет.

"Надо думать, что Путин принял это к сведению. Мантра о том, что мы должны избежать Третьей мировой войны", эскалации – "стала одним ответом на ядерное принуждение Кремля", – считает Бжезинский. Отказ закрыть небо, передать польские МиГ-29 Украине был оправдан необходимостью исключить угрозу прямого соприкосновения ВВС НАТО и России – "все как они хотели", – продолжает Бжезинский. "...чем больше он угрожает, тем больше получает. Я опасаюсь, что эти угрозы станут более частыми и агрессивными, это на самом деле не уменьшит, а увеличит вероятность того, что угрозы будут реализованы".

Бридлав добавляет: "А какие выводы сделают Иран, Северная Корея, Китай? Многие страны-претенденты на роль агрессора скажут: "Посмотрите, как угрозы Путина повлияли на неиспользование американской военной мощи!"".

Александр Вершбоу, посол США в России в 2001-2005 годах и заместитель генерального секретаря НАТО в 2012-2016 годах: "Происходит сдвиг парадигмы. От того, что по сути являлось сдерживанием с помощью наказания (но при этом без достаточных возможностей для отражения самого вторжения), – мы должны перейти к сдерживанию путем воспрепятствования. Это означает значительное расширение передового присутствия". "НАТО должно рассмотреть новую стратегическую концепцию, которая разрабатывается к июньскому саммиту; вопрос стабильности должен быть решен альянсом более серьезно. Нам нужно будет сделать гораздо больше, чтобы сдержать Россию в будущем".

О текущем моменте: "...если перед следующим раундом переговоров с Россией уговаривать президента Зеленского пойти на слишком компромиссные уступки ради деэскалации и умиротворения агрессора – это принесет не ослабление угрозы, а ее усиление".

Надо "пытаться обратить вспять русских на юге, где они добились некоторых военных достижений, чтобы во время переговоров Украина имела более сильную позицию и могла требовать от русских полного отхода на линию 23 февраля, – считает Вершбоу. – Иначе Путин попытается удержать часть своих "завоеваний" на юге и вдоль Азовского моря".

Ян Бжезинский добавляет: "Меня действительно беспокоит заигрывание Украины с нейтралитетом и отказом от стремления в НАТО. На мой взгляд, если Украина откажется от этого пути, она будет меньше резистентна к российской агрессии и давлению. То, что НАТО закрыло дверь для Украины, меня очень беспокоит".

"У президента Зеленского есть очень важные идеи в отношении территориальной целостности своей страны, и он идет на некоторые довольно реалистичные компромиссы, чтобы добиться этого, – признает генерал Бридлав. – Но я практически уверен, что Путин не собирается признавать территориальную целостность Украины даже в границах 23 февраля 2022 года, и уж тем более до 2014 года".

Вершбоу резюмирует, что своевременная и без волокиты военная помощь Украине является основной для будущего мирного договора: "следующие несколько недель станут решающими". Без этого успехи украинской армии и эйфория от сорванного блицкрига быстро развеются, на это и ставит Кремль, ведя изматывающие обстрелы при символическом дипломатическом маневрировании. В итоге Украина, Европа и мир могут не получить тех условий окончания войны, которые навсегда положили бы конец попыткам Кремля пересмотреть европейские границы, мировой порядок и проводить свою глобальную реваншистскую политику. Излишне говорить, насколько это опасно в мировом масштабе.

Бжезинский: "В прошлом году Россия продавала углеводородов на более чем один миллиард долларов ежедневно! (489 млрд в год.) Можно смело сказать, что эти продажи и снабжают российскую казну. В основном они используются для финансирования вторжения, что стратегически недальновидно, морально позорно для Запада и демонстрирует его уязвимость перед Путиным", – и предлагает ввести немедленное полное эмбарго.

"Совершенно иррациональный силлогизм, что если мы что-нибудь предпримем, то Путин начнет Третью мировую и ударит по Америке ядерным оружием – им же самим и сформирован, – добавляет Бридлав. – Нам нужно рационально разбить такие аргументы. Надо понять, что если мы просто продолжим делать то, что делали, риск не снизится, а вырастет".

Этот эффект Бжезинский называет "ловушкой эскалации": "Запад фактически сам нейтрализовал собственную способность быстро использовать своё подавляющее преимущество, чтобы довести конфликт до логической точки быстро и справедливо.

Резюмируя, замечу, что Байден действительно должен был действовать более решительно, слишком многое стоит на кону. Массовые убийства в Буче наглядно это показали.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...