УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

6 минут
126,2 т.
Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

Ценность свыше десятка соглашений о гарантиях безопасности, подписанных Украиной с западными странами, в том числе из США, а также решений о дополнительной военной помощи в рамках группы "Рамштайн" зависит исключительно от того, как они будут реализованы на практике. А реальность такова, что на сегодняшний день одна только Северная Корея поставила стране-агрессору России на порядки больше боеприпасов, чем смогли собрать для Украины более 50 стран-союзниц.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал военный эксперт Владислав Селезнев.

– Украина и США подписали соглашение о гарантиях безопасности на 10 лет. Ранее Украина подписала подобные соглашения еще с рядом стран. По вашим оценкам, как эти гарантии, в частности, от США, могут быть реализованы на практике?

– В том-то и дело, это главный вопрос: как сделки будут реализованы на практике. У нас уже есть меморандум, подписанный в Будапеште, где страны-гаранты обещали нам сохранение суверенитета и территориальной целостности, но, как мы знаем, одна из стран-гарантов нарушила этот меморандум.

Сегодня у нас более десяти договоров о гарантиях безопасности, но как они будут работать, трудно сказать, особенно учитывая, что эти договоренности не ратифицируются в национальных парламентах. Поэтому возникает вопрос об их верификации и действенности.

Видео дня

То же касается и соглашения с США. Через Конгресс этот документ не будет проходить, поэтому приходится оглядываться на Дональда Трампа, а он отличается достаточно принципиальной позицией по поводу российско-украинского противостояния. 13 июня он заявил следующее: какая выгода для Америки от того, что Украина победит Россию? Он действует как политик. Думаю, что в случае избрания на пост президента он денонсирует и нивелирует все кейсы военно-технического сотрудничества с нашей страной.

Поэтому подписание соглашения вызывает у меня скепсис. Я не верю словам, я верю конкретным действиям. Масштабные поставки вооружений и техники – только эти факторы являются определяющими в поддержке усилий украинской армии и украинского народа.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

– Президент США Байден заявил о передаче Украине в приоритетном порядке пяти систем ПВО Patriot. Одновременно на недавнем совещании в формате "Рамштайн" были также согласованы шаги по усилению противовоздушной обороны нашей страны. Можно ли говорить о прорывных решениях, которые, по меньшей мере, позволят усилить ПВО?

– Есть декларации, но нет конкретных поставок систем ПВО. Решение США о поставке нам одной батареи Patriot, которая сейчас находится на боевом дежурстве в Польше, уперлось в четкую позицию польского правительства, которое заявило: мы не можем передать эту систему, поскольку она обеспечивает прикрытие очень важного логистического хаба – аэродрома Жешув. Спрашивается: где тогда взять эти ресурсы?

Да, мы слышали заявление правительства Германии о том, что они готовы передать нам третью батарею Patriot, но при этом они заявляют, что это последняя батарея, которую они могут нам передать, поскольку четверть всех существующих Patriot они уже передали для обеспечения потребностей украинской армии.

Нынешняя ситуация обусловлена тем, что в течение 30 лет после окончания так называемой "холодной войны" ключевые страны мира разоружались. Разоружались все, за исключением России, Ирана и Северной Кореи. В настоящее время дисбаланс вооружений просто шокирует.

Правительство Северной Кореи умудрилось передать за короткий период для российской армии около 5 миллионов снарядов, но могут ли похвастаться такими же показателями все страны-участницы проекта "Рамштайн"? Более 50 стран, но их вклад в обеспечение Украины боеприпасами на несколько порядков ниже ресурсов, передаваемых России Северной Кореей – страной, находившейся десятилетиями под санкциями.

– Глава ГУР МО Кирилл Буданов заявил, что летнее наступление российской оккупационной армии началось в середине мая. За точку отсчета он, видимо, взял наступление вражеской армии на Харьковщину. Считаете ли вы, что это наступление теоретически может преуспеть? Как вы оцениваете возможности сил обороны не допустить этого, особенно с учетом активизации западной помощи?

– Я не соглашусь с генералом Будановым в том, что летняя наступательная кампания началась 10 мая. В феврале он заявлял, что к началу марта наступательный потенциал русской армии будет выхолощен, и она будет обязана взять оперативную паузу для пополнения ресурсов. Но по факту в марте, апреле, мае шли непрерывные атаки российской армии, поэтому говорить о какой-то оперативной паузе не стоит.

Фактически российская армия продолжает свою осенне-зимне-весеннюю наступательную кампанию без каких-либо пауз и перерывов.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

То, что сейчас происходит на фронте, обусловлено двумя факторами. Фактор первый: РФ пытается создать максимально комфортные условия своей группировки войск на восточном фланге российско-украинского фронта. Это направление на Северск, Часов Яр, Покровск и Курахово. Там сосредоточены основные усилия российских окупантов с целью полной оккупации Донецкой области.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

Вполне возможно обострение ситуации на границе Сумской области. Отдельные элементы этого уже отчетливо просматриваются.

Есть динамика на юге Запорожской области, в районе Роботино и в районе Старомайорского Донецкой области, которое занял враг. Противник продолжает давить на наши оборонные рубежи и позиции на этом участке фронта.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

Фактор второй – ресурсы. Если, наконец, пойдут серьезные поставки артиллерийских боеприпасов, в том числе в рамках чешской инициативы, если мы, наконец, получим истребители F-16 с соответствующим ракетным компонентом, мы сможем стабилизировать ситуацию на поле боя. Пока говорить о паритете ресурсных и боевых возможностей не приходится.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

Россияне имеют тотальное преимущество в авиационной компоненте, кратное преимущество в артиллерийских боеприпасах, и солдат своих они не жалеют. Несмотря на то, что ежесуточно они теряют более тысячи своих военнослужащих, они продолжают давить и преуспевают.

Да, эти успехи носят тактический характер. Продвижение на 100-200 метров в сутки не является серьезным продвижением. Но ситуация достаточно тревожная. В течение всех этих месяцев противник медленно продавливает нашу оборону, заставляя нас вести маневренную оборону.

Враг продавливает нашу оборону, ситуация тревожная, нужны сильные решения. Интервью с Селезневым

И здесь возникает вопрос к качеству и уровню готовности наших инженерных фортификаций. Например, если взять район Карловского водохранилища (искусственный водоем на реке Волчьей под Карловкой Покровского района. – Ред.), то сейчас наши оборонные рубежи и позиции проходят по третьей линии обороны. Соответственно, первая и вторая под давлением вражеских сил и средств не выдержали.

Поэтому необходима оценка ситуации, тщательный анализ, разбор полетов и принятие соответствующих решений, в том числе командирских кадровых и организационных по стабилизации ситуации в поле боя. Требуется подготовленный, обученный и полностью обеспеченный личный состав и грамотные командиры, готовые организовывать качественное ведение боевых действий подчиненными силами и средствами.